<

лента новостей (последние 99 публикаций):

Экзамен. Записки влюбленного выпускника

Февраль 4, 2016 @ 0 комментариев
Экзамен. Записки влюбленного выпускника

   Я был молод, влюблен и мечтал стать писателем. Жизнь пошла другим путем, но первые литературные опыты оставили свои материальные следы, во многом простые и наивные. Но они мне дороги, как память о прошедшей юности… В истории, которую сейчас хочется предложить, нет почти ничего придуманного. Что-то случалось со мной, что-то с моими друзьями, а что-то взято из жизни едва знакомых мне людей…

   Герой книги — романтический молодой человек, только-только окончивший среднюю школу и столкнувшийся с первыми «взрослыми» проблемами — болезнью близкого человека, любовью к девушке, сложными отношениями с друзьями. Он мечтает стать художником, а вынужден идти на завод, зарабатывать на хлеб. Мечтает о чистых отношениях, а сталкивается с суровыми реалиями жизни. 
Значительную часть книги можно прочитать на сайте (https://ridero.ru/books/ekzamen/ ). Если понравится, можно скачать ее полную электронную версию, можно заказать книгу в «бумажном» виде. 

Экзамен

Записки влюбленного выпускника

   Читайте начало, части:  1,    2,    3,    4,    5,    6,    7,    8,    9,    10.

— 11 —

   Влажный тяжелый снег валил все утро. Он ложился на мокрый асфальт, таял — и вскоре все дороги покрылись серой снежной кашицей. Холодный свинцовый воздух застыл в строгом четырехугольнике опустевшего двора, ограниченном громадами домов, на голых деревьях не шелохнется ни одна веточка, все замерло.

   Несмотря на холод, Саша настежь распахнул окно, уселся на подоконник, подставив горячее лицо под струи почти незаметного ветерка, и, улыбаясь, ловил ртом снежинки. Ему было хорошо.

   Резкий озорной свист помог ему спуститься с небес на землю.

   — Привет, Санек! – старательно обходя лужи, к подъезду дома направлялся Толя Говоров.

   Саша нахмурился. Этой встречи он ждал и вместе с тем боялся ее. Ему было стыдно, что он оставил Борю в беде. Но если бы друг знал, какая Наташа, как она красива, то он бы, конечно, простил Сашу.

   Дверь как всегда была открыта. Раздался шум шагов, и вот Толя – веселый, сияющий, появился перед ним. Бурно выразив свой восторг, он уселся в кресло и вопросительно взглянул на Одинцова.

   Саша не знал, куда девать руки. Чтобы хоть немного оттянуть время, избежать лишних вопросов, он пошел на кухню и приготовил кофе.

   — Вот, твой любимый,- сказал он, ставя перед Толей дымящиеся чашки,- а может, хочешь со льдом?

   — О! — восторженно воскликнул Толя,- ты прямо-таки угадываешь мои мысли…

   Внезапно взгляд Говорова упал на мольберт в углу комнаты – прямо напротив окна. Неяркие лучи зимнего солнца, робко выглядывающего из-за туч, падали на холст чуть сбоку и создавали  на нем удивительную игру тени и света. Портрет девушки, застывшей у раскрытого окна в немом ожидании, вдруг ожил и, казалось, наполнился движением. Почудилось, что легкий ветерок и на самом деле заиграл волосами девушки, снежинки словно таяли от ее жаркого дыхания, высоко вздымалась волнующаяся грудь, нервно сжались трепетные пальцы.

   Легкая неясная дымка не позволяла вглядеться в лицо девушки, и от этого таинственная незнакомка была какой-то неземной, далекой.

   — Кто это? – изумленно прошептал Толя. От удивления он даже раскрыл рот, глаза его стали круглыми, бессмысленными.

   В другое время Саша обязательно посмеялся бы над ним. Но теперь он сам был удивлен не меньше Толи. С восхищением и даже недоверием смотрел он на портрет своей Натали.

   — Кто это?! — повторил Говоров.

   Одинцов молчал.

   — Кто это?- настаивал Толя.- Это ты нарисовал?

   — Нет, не я – Пушкин! – резко ответил Саша, решительно оттесняя его от мольберта и накрывая портрет простыней.

   Толя порывался подойти и сорвать покрывало:

   — Дай взгляну. Хоть одним глазком,- умолял он,- пожалуйста.

   — Ну, чего тебе,- отталкивал его Саша,- сказано: нельзя – значит, нельзя!  Портрет еще не закончен.

   Запрет заинтриговал Толю еще больше. Он терпеть не мог никаких тайн и секретов.

   — А все-таки, кто это? Надеюсь, уж это ты можешь объяснить?

   — Где? – Саша сделал вид, что не понимает о чем идет речь.

   — На картине. Кто это? Как живая!

   — Никого я не изобразил,- покраснел Саша.- Это обобщение, идеал. Как бы тебе объяснить лучше – просто я придумываю все из головы. А на самом деле этой девушки может и не быть на свете. Это мечта, понимаешь? Мечта. Идеал!

   — Ты мне голову не крути! – почти закричал Говоров,- знаю я, как это мечта. Скажи-ка, куда ты по вечерам ходишь, а? Третий день прихожу, а тебя нет.

   — Дела у меня – скоро экзамены на разряд,- Саша старался сохранять невозмутимый вид. Ему не хотелось, чтобы о Натали знали даже его друзья.

   — Дела! Знаю я, какие это дела!- ухмыльнулся Толя.- От меня-то ты можешь не скрывать. Может, совет какой дельный дам…

   Саша рассердился не на шутку:

   — Иди ты… со своими подозрениями. Говорят тебе, что на разряд сдаю.

   Толя продолжал нахально улыбаться.

   Саша попытался перевести разговор на другое:

   Расскажи-ка лучше о себе. Как учеба, как жизнь, как вечера проводишь? Не надоело учиться в ПТУ? Занятия не пропускаешь – как в школе?

   Говоров сразу же попался на удочку:

   — В училище хожу регулярно – обычно два-три раза в месяц,- с удовольствием начал он свою историю,- чтобы получать положенные 85 рублей стипендии. Ходил бы чаще, да денег чаще не дают.

   Он довольно рассмеялся и повернулся к Одинцову, но Саша не поддержал его шутки, промолчал.

   — По вечерам — танцы. Кстати, я и сейчас зашел, чтобы пригласить тебя в клуб. Пошли, девчат там много, выпить у меня найдётся,- уговаривал товарища Говоров, но Саша отказался сразу же:

   — Нет, не пойду!

   По решительному голосу друга Толя понял, что Саша действительно не пойдёт на танцы.

   — Тогда я помчал,- поднялся он с кресла,- спешу, уже опаздываю.

   — Постой! — задержал его Одинцов. Проклятый вопрос мучил его весь вечер, и он не мог отпустить Толю, не задав его, запинаясь и теребя пальцы:

   — Слушай, как там Борька?

   От волнения Саша покрылся алыми пятнами.

   — А что с Борькой случится? — рассмеялся Говоров.- Сейчас где-нибудь снег чистит — отрабатывает свои законные пятнадцать суток. За хулиганство.  Ничего, вернётся здоровее, чем был.

   Говоров протянул руку:

   — Пока! Я почесал.

   Глухо стукнула дверь, и этот звук заставил Сашу вздрогнуть. Ответ Толи прозвучал как удар грома. Саша вернулся в комнату, присел в кресло перед мольбертом, сжал руками голову. «Променял друга на девчонку»,- с тоской  думал он. И тут же горячо возразил сам себе: «Нет, я не виноват. Наташа такая необыкновенная девушка. Она такая красивая, такая… Боря понял бы меня, если бы знал, как я люблю свою Натали».

   Саша поднялся, подошёл к мольберту, стремительно, одним движением сбросил простыню с картины. Но что это?! Чудо исчезло, на холсте — красивая, но совсем обыкновенная девушка, с обычным, ничего не выражающим лицом. Картина застыла. Саша понял, что изображение прелестной девушки, которое поразило и загипнотизировало и его, и Толю — не более, как случайная игра света. Солнце скрылось за крышами домов, и таинственная незнакомка исчезла.

   Одинцов отрешенно смотрел на картину и не узнавал своей Наташи. Нет, какое-то сходство, безусловно, есть, но чего-то не хватало. Чего? И вдруг Саша поймал себя на том, что он не помнит, какие у Наташи глаза. Помнил её руки, глаза, плечи, помнил каждое ее движение,  каждый жест, но глаза… Почему-то Натали не любила, когда Саша смотрел ей прямо в глаза, а когда он пытался это сделать, она закрывала их, и Саша,- забыв обо всём, обнимал ее и целовал, целовал…

   Было уже поздно, в комнате стало темно, но Саша по-прежнему стоял перед мольбертом и вглядывался в портрет Натали. «Наверное, я никогда не стану настоящим художником,- печально думал он,- никогда не пойму этой тайны. Как написать её портрет так, чтобы она ожила, чтобы чувствовался её характер, её душа. Чтобы она смотрела на тебя живая, настоящая, совсем, как в жизни — весёлая, насмешливая. Чтобы она ждала, а не просто стояла у окна. Как?».

    Его размышления прервал телефонный звонок.

   — Ало, я слушаю,- Саша нехотя поднял трубку. Опять Говоров придумал какую-нибудь шутку.

   — Саша, ты слышишь меня? — послышался далёкий, но знакомый голос,- это я…

   Саша на мгновение растерялся. Что делать? Раньше отец никогда не звонил ему. Часто присылал подарки, от которых он всегда отказывался, звонил маме, но ему никогда.

  Так что же делать? Может положить трубку? Саша вспомнил большого сильного человека со смешными колючими усами, которого он когда-то очень любил, и, пересиливая себя, оказал:

   — Алло, я слушаю.

   Телефонный голос обрадовался, зачастил:

   — Саша, ты слышишь? Мне необходимо с тобой поговорить — о маме, о нас с тобой, обо всех нас…

   Саша не знал, что отвечать отцу, о чём с ним говорить. Он чувствовал, что голос в трубке, слабый, будто извиняющийся перед ним, обезоруживал его. Саша совершенно растерялся, его решительность пропала, и он безвольным движением медленно, осторожно положил трубку на рычаг. Потом, будто спохватившись,  быстро поднял телефонную трубку и прижал к уху. Но поздно — он услышал лишь короткие прерывистые гудки.

===============================

  Читайте продолжение, части:  12,    13,    14,    15,    16,    17,    18,    19,    20,    21,    22,    23,    24,    25,    26,    27,    28,    29,   30,   31,   32,   33.

Понравилась статья? Подпишитесь на регулярные обновления сайта — и новые публикации будут приходить прямо на ваш электронный почтовый ящик. Введите ваш e-mai и нажмите на кнопку «Подписаться!:

А что вы думаете об этом, пишите, советуйте, спрашивайте (leave a reply):

© 2017 shikur.ru.
Рейтинг@Mail.ru