<

лента новостей (последние 99 публикаций):

Экзамен. Записки влюбленного выпускника

Февраль 4, 2016 @ 0 комментариев
Экзамен. Записки влюбленного выпускника

   Я был молод, влюблен и мечтал стать писателем. Жизнь пошла другим путем, но первые литературные опыты оставили свои материальные следы, во многом простые и наивные. Но они мне дороги, как память о прошедшей юности… В истории, которую сейчас хочется предложить, нет почти ничего придуманного. Что-то случалось со мной, что-то с моими друзьями, а что-то взято из жизни едва знакомых мне людей…

   Герой книги — романтический молодой человек, только-только окончивший среднюю школу и столкнувшийся с первыми «взрослыми» проблемами — болезнью близкого человека, любовью к девушке, сложными отношениями с друзьями. Он мечтает стать художником, а вынужден идти на завод, зарабатывать на хлеб. Мечтает о чистых отношениях, а сталкивается с суровыми реалиями жизни. 
Значительную часть книги можно прочитать на сайте (https://ridero.ru/books/ekzamen/ ). Если понравится, можно скачать ее полную электронную версию, можно заказать книгу в «бумажном» виде. 

Экзамен

Записки влюбленного выпускника

   Читайте начало, части:  1,    2,    3,    4,    5,    6,    7,    8,    9,    10,    11,    12,    13,    14,    15,    16,    17.

— 18 —

   — Распишитесь,- в небольшом окошечке кассы появился серый лист ведомости. Кассирша услужливо протянула авторучку, обмотанную изолентой.

   — Благодарю вас, у меня своя,- Саша заранее приготовил для этого торжественного случая новенькую ручку. И сейчас он, немного волнуясь, отыскал графу со своей фамилией, неторопливо, стараясь сохранить солидный вид, расписался ею.

   Одинцов в последний раз окинул взглядом тщательно выведенную подпись, и кассирша отсчитала несколько ассигнаций, целую пачку денег — столько, сколько он не получал ни разу в жизни. Саша нарочито небрежно засунул деньги в карман пальто. Он старался делать равнодушное лицо, но в глубине души ему очень хотелось, чтобы все видели, что он получил столько денег за свою работу — не ученические шестьдесят рублей, а вдвое больше, и не за учебу, а за настоящую самостоятельную работу. Теперь он может называться рабочим! Сегодня он получил первую настоящую рабочую получку!

   У кассы толпится много рабочих, но как жаль, что нет никого «своих» — из родного цеха — и никто не может видеть торжества Саши. А впрочем, нет… Саша заметил, что рядом с ним пересчитывает деньги Витька-рыжий. У Рыжего их было заметно больше, но Одинцов не огорчился и не позавидовал — по труду и честь! — и только подумал: «Ничего, пройдет немного времени, и я буду получать столько же, а то и больше. Не это главное. Ведь не в деньгах же счастье?!»

   Саша постоял, нетерпеливо прошелся по коридору, делая вид, что его очень заинтересовали плакаты, развешанные на стенах, а сам краешком глаза внимательно следил за Рыжим. Наконец, Витька увидел его:

   — А, Санек! Привет!

   — Здравствуй. Ты тоже… приходил за получкой? — быстро спросил Саша.

   — Да, тоже за получкой, — попался Витек на его приманку. Глядя на улыбку, невольно проглядывающую сквозь серьезную мину Одинцова, он усмехнулся:

   — Теперь гулять будем? Бутылка с тебя. Надо отметить посвящение в работяги.          

   — Да я не знаю еще..- нерешительно начал Одинцов.

   — Ну, ну, — Рыжий покровительственно похлопал Сашу по плечу и ушел.

   Саша долго размышлял над последними словами Витьки. Он вспомнил, как в самый первый день работы на заводе его наставник Сергей сказал ему почти эти же слова:

   — Пройдет три месяца, сдашь на разряд, настоящие деньги получать начнешь – и тогда бутылка с тебя. Идёт?

   Но вот прошло всего два с половиной месяца, и Саша уже имеет разряд, получил свой первый настоящий заработок! Теперь он может купить что хочет  — новые краски, альбомы, а если сэкономить, то денег может хватить и на золотую стрекозу — подарок для матери. А бутылка… Да, он купит бутылку вина или даже коньяка, но не Сергею, а Ивану Максимовичу. Ведь именно он, старик научил Сашу токарному делу.

   Одинцов взглянул на часы. До начала вечерней смены оставалось еще минут двадцать. «Успею»,- подумал он.

   … Когда Саша предложил Ивану Максимовичу бутылку вина, старик ужасно рассердился. Его лицо покраснело, и только шрам белой полоской выделился на тщательно выбритой щеке.

   — Что это ты вздумал?- укоризненно сказал Максимыч,- ну-ка сейчас же убери с глаз долой. И чтобы я больше этого никогда не видел!

   Саша попытался, было, оправдаться, ответить что-нибудь, но старик и слова не давал ему выговорить:

   — Стыдно, должно быть! А я собирался сегодня поговорить с Леонидом, думал, пора тебе давать третий разряд. А ты вот что вздумал?

   Красный до корней волос стоял Саша перед стариком. Он спрятал руку с бутылкой вина за спину и хотел только одного – провалиться от стыда сквозь землю, скрыться от строгих глаз Ивана Максимовича.

   — Ну, ладно, иди,- сказал вдруг совершенно спокойно Максимыч. Саша попятился, потом резко повернулся и убежал. Он не видел, что старик улыбался ему вслед добродушной, даже ласковой, доброй улыбкой.

   А Одинцов мчался куда-то, не разбирая дороги.

   — Куда ты, чёрт! — рассердился Сергей, когда Саша чуть было не сшиб его с ног,- смотреть надо под ноги.

   Саша набычился, но ничего не ответил. И тут Сергей увидел в его руках бутылку вина. Он оживился и довольно протянул:

   — Молоток, Санёк. Не ожидал, ей богу, не ожидал. Думал, зазнался ты, совсем забыл своего наставника. Молодец, спасибо, уважил!

   И вновь Саша ничего не ответил. Он протянул Сергею злополучную бутылку и, будто освободившись от давившей его тяжести, быстро ушёл.

   — Постой!- крикнул Сергей,- а сам-то пить будешь?

   Саша даже не повернул головы.

   Наступил перерыв, но Одинцов продолжал работать. Он виновато прятал глаза, скрываясь от внимательного, но сурового взгляда Ивана Максимовича.

   Наконец, старик не вытерпел и сам подошел к Саше.

   — Ты, никак, забыл о перерыве,- добродушно проговорил он, — пора обедать. Али хочешь рекорд установить? Тоже хорошее дело.

   Улыбка старика рассеяла все сомнения паренька. Он облегченно выдохнул и торопливо выключил станок.

   В столовой Одинцов с напряжением продолжал ждать расспросов. Максимыч же ни словом не заикнулся об истории с вином, говорил о предстоящем экзамене на третий разряд.

   По окончанию работы Иван Максимыч потащил Сашу к себе домой, где их ждал вкусный горячий ужин. Екатерина Ивановна заботливо постелила Саше на раскладушке, но юноша долго не засыпал, ворочался с бока, на бок и почти всю ночь проговорил с Максимычем. Старик рассказывал ему о своей долгой нелегкой жизни, о сыновьях, о войне, о работе. Саша лежал с широко раскрытыми глазами, вглядывался в темноту и, слушая глухой голос Максимыча, старался представить лицо собеседника. Вот он рассказывает о чем-то веселом, и Саша видит, чувствует, как разбегаются морщинки по лицу старика, как сужаются глаза. А сейчас он говорит о войне, и его голос дрожит. На мгновение старик умолкает, а потом продолжает свою речь, и только стальные нотки, появившиеся в его голосе, выдают охватившее его волнение.

   Одинцов чувствовал, как с каждым днем Иван Максимович становится ему все ближе. И он уже не мог объяснить это лишь общими заводскими производственными делами. Уже нечто большее соединяло их, совершенно разных и по возрасту, и по интересам людей. Саша делился со стариком своими радостями и заботами, откровенничал о таких вещах, о которых он не говорил даже с близкими друзьями.

   … На следующий день Одинцов проснулся поздно, чуть ли не в полдень. Зимнее холодное солнце ярко светило в окна.

   — Я же просил разбудить,— смущённо проговорил Саша, посмотрев на часы,

   — Ничего, ничего,- Екатерина Ивановна ласковым материнским взглядом успокоила паренька,- ты молодой, тебе спать полезно, это нам,        старым, всё неймется. Садись вот, покушай.

   После ночной беседы с Иваном Максимовичем Саша как-то внутренне успокоился, у него зрела одна мысль — надо объясниться с Наташей. Саша чувствовал, что не может больше жить, не видя её, не встречаясь с ней…

   И вот Саша вновь у знакомой кожаной двери со строгой табличкой «библиотека». Он долго не мог решиться и открыть эту дверь. Как сильно бьётся сердце! Что он скажет Наташе? И как она встретит его после этих глупых подозрений? И, может быть, тогда, в бежевых «Жигулях» была и не Наташа вовсе. И вовсе не она целовалась с водителем, а очень похожая на неё девушка? А если это была и Наташа, что же тут такого? Скорее всего, водитель — кто-нибудь из её родственников? Саша вновь начал сомневаться. Что же делать? Надо взять себя в руки, решил он. Сейчас или никогда! И не размышляя больше ни о чём, Саша потянул за ручку двери.

   То, что он увидал, поразило его. Его Наташа, его милая Натали, спрятавшись за книжной полкой, обнималась с каким-то парнем. Она целовалась с ним!

   Саша похолодел. Будто онемев, он стоял и смотрел, как ОНИ целовались.

   Видно почувствовав его застывший взгляд, незнакомец обернулся. Это был рыжий Витька! Сашу била мелкая противная дрожь — от злости, от разочарования, от бессилия.

   Наташа повернулась и увидела Сашу, его безвольно опушенные руки, страшный пронзительный взгляд. Она побледнела и не могла отвести испуганных глаз от его побелевшего лица.

   И только рыжий Витька, казалось, совсем не удивился.

   — Сашка? — спросил он спокойно,- это опять ты?

   Одинцов не издал ни звука. Он продолжал молча смотреть на Наташу. А она по привычке встряхнула знакомым жестом белокурые волосы, дрожащей рукой провела по лбу…

  — А мы вот искали нужную книгу,- сказала она торопливо и осеклась, встретившись вновь с Сашей глазами,- мы…

   — Наташа, — прошептал Саша белыми пересохшими губами,- Наташа…

   Он не смог продолжать дальше и бросился вон из комнаты.

   Он шёл по улице, время от времени вытирая мокрое лицо – то ли слезы текли по его щекам, то ли снег таял от жаркого взволнованного дыхания.

   — Не надо,- стискивал зубы Саша,- не надо.

   Но вновь и вновь он видел растерянную улыбку Наташи, слышал её бессвязные объяснения, и вновь в бессилии сжимал кулаки.

   — Всё ложь, всё — обман,- бормотал Одинцов,- ложь, ложь…

   Вдруг кто-то тронул его за руку. Саша не обратил внимания, но незнакомец толкнул его ещё раз, и, обернувшись, Саша увидел рыжего Витьку.

   — Что?- непонимающе смотрел на него Саша. Зачем он тут? Что ещё ему надо от него? И зачем всё это, зачем, для чего?

   — Да выслушай ты меня! — уговаривал Рыжий.- Ты что, из-за Наташки так переживаешь. Из-за этой…

   И он добавил грязное бранное слово. Саша вздрогнул, безвольно опустил голову.

   — Ты что,- удивился Витька,— серьёзно втюрился в неё, что ли?

   Саша молчал. Сильный порывистый ветер свистел в проводах, тоскливо тянул свою бесконечную унылую песню, кидал за шиворот холодный колючий снег, но Саша ничего не замечал. Витька заботливо поправил на нем шапку, дружески обнял его, и у Саши не хватило сил даже отстраниться от Рыжего, продолжавшего что-то говорить ему.

   — Брось, Саня. Я тебя знаю, ты хороший парень. Не связывайся с такими…

   Он сплюнул и добавил с сарказмом:

   — А эта Наташа, Натали — хуже кошки.- Рыжий ядовито засмеялся.- С кем только она не путалась.

   Слова Витька, его злой смех болью отзывались в сердце Саши. Он вырвался от объятий Рыжего и ускорил шаг. Витька догнал его. Саша опять вырвался,- но тот снова догнал его и схватил за руку.

   — Постой.

   Саша остановился.

   — Ну, что тебе надо?- закричал он чуть не плача,- что, что?

===============================

  Читайте продолжение, части:  19,    20,    21,    22,    23,    24,    25,    26,    27,    28,    29,   30,   31,   32,   33.

Понравилась статья? Подпишитесь на регулярные обновления сайта — и новые публикации будут приходить прямо на ваш электронный почтовый ящик. Введите ваш e-mai и нажмите на кнопку «Подписаться!:

А что вы думаете об этом, пишите, советуйте, спрашивайте (leave a reply):

© 2017 shikur.ru.
Рейтинг@Mail.ru