<

лента новостей (последние 99 публикаций):

Экзамен. Записки влюбленного выпускника

Февраль 4, 2016 @ 0 комментариев
Экзамен. Записки влюбленного выпускника

   Я был молод, влюблен и мечтал стать писателем. Жизнь пошла другим путем, но первые литературные опыты оставили свои материальные следы, во многом простые и наивные. Но они мне дороги, как память о прошедшей юности… В истории, которую сейчас хочется предложить, нет почти ничего придуманного. Что-то случалось со мной, что-то с моими друзьями, а что-то взято из жизни едва знакомых мне людей…

   Герой книги — романтический молодой человек, только-только окончивший среднюю школу и столкнувшийся с первыми «взрослыми» проблемами — болезнью близкого человека, любовью к девушке, сложными отношениями с друзьями. Он мечтает стать художником, а вынужден идти на завод, зарабатывать на хлеб. Мечтает о чистых отношениях, а сталкивается с суровыми реалиями жизни. 
Значительную часть книги можно прочитать на сайте (https://ridero.ru/books/ekzamen/ ). Если понравится, можно скачать ее полную электронную версию, можно заказать книгу в «бумажном» виде. 

Экзамен

Записки влюбленного выпускника

   Читайте начало, части:  1,    2,    3,    4,    5,    6,    7,    8,    9,    10,    11,    12,    13,    14,    15,    16,    17,    18.

— 19 —

   Третий день кружила метель. Она стучалась в окно, кидала хлопьями снега, завывала в голых ветвях деревьев, наводя тоску и отчаяние. Третий день длилась эта снежная круговерть, и третий день Саша лежал на постели, бесцельно глядя в потолок. Иногда он вставал, бесцельно ходил по комнате, не находя себе места, и вновь уныло бросался на холодную подушку.

   А иногда Одинцов садился в кресло перед мольбертом и часами, до боли в главах, смотрел на портрет той, которую он любил больше всех на свете, больше самой жизни. Нет, не любил, а любит, любит и сейчас! Он всматривался в её лицо, и ему начинало казаться, что тонкие губы Наташи расползаются в ухмылке. Поражённый Саша вставал с креола, подходил к мольберту — и видение бесследно исчезало. Он отходил назад — и Наташа вновь насмехалась над ним. Эти ощущение было таким реальным, что однажды Саша, не выдержал. Он резко сорвал холст с мольберта и хотел, было, уже уничтожить этот портрет. Но рука его дрогнула, и нож выпал из ослабевших пальцев.

   Саша ужаснулся. Он хотел уничтожать портрет своей Наташи? Боже, как болит голова! Кажется, что она раскаливается на части.

   Саша поворачивался к окну, но на разрисованном морозом стекле вновь видел лице Наташи. Он в изнеможении закрывал глаза, сжимал руками голову, но вновь и вновь Наташа появлялась перед ниц и улыбалась своим насмешливым взглядом.

   — Неужели это всё?- бесконечно шептал Саша.- Неужели это всё так и кончатся. После того, что было между нами?

   Неужели Наташа лгала ему, лгала, когда говорила, что любит его, когда целовала его, и когда он носил её на руках. Нет, этого не может быть, этого не может быть?

   Чтобы отвлечься от воспоминаний, приносящих такую боль, Саша включал магнитофон, звучали тихие печальные звуки музыки, вызывая в душе целую волну чувств. К горлу подкатывал тугой ком, и у Саши перехватывало дыхание. Он весь безраздельно отдавался своей печали, в этой тоске и отчаянии Саша находил какое-то пленительное упоение.

   Стихали звуки музыки, и Саша, как бы в забытьи, долго-долго сидел молча, без движения, будто окаменев, внутренне разбитый и опустошённый.

   …Третий день кружила метель, третий-день Саша метался по пустой квартире. Таким одиноким он никогда себя ещё не чувствовал. Даже телефонный аппарат молчал как никогда. Это молчание, эта тишина могли свести с ума.

   Чувствуя, что уже не выдерживает такой пустоты, Одинцов решил позвонить Борису. Но друга не было дома — телефонная трубка ответила Саша короткими прерывистыми гудками.

   Он набрал номер Говорова.

   — Але,- ответила трубка довольным голосом, — але, я слушаю вас, говорите. Але. Вера, это ты? Люда?

   Саша поспешно нажал на рычаг

   Но вскоре в прихожей раздался звонок, и. Толя — улыбающийся, сияющий, оказался перед Сашей. Он бросился обнимать друга. Одинцов холодно отстранился, но Толя не заметил этого.

   — Привет! — воскликнул он. — Это не ты только что звонил мне? Нас прервали – что-то паршиво работает телефон. Наверное, на АТС телефонистки бойки травят.

   — Там автоматы, — хмуро остановил его Саша.

   — Ладно, бог с ними, с автоматами, — рассмеялся Говоров.- Хочешь, лучше, я расскажу тебе интересный анекдот. Собрались роботы на Всемирный конгресс и постановили поднять восстание против людей. Стали голосовать. Все — за, лишь один робот, самый маленький и самый простой — против…

   — Это я тебе звонил, — глухо сказал Одинцов.

   Говоров остановился на полуслове. И только теперь он обратил внимание на невеселый вид друга, на беспорядок, царивший в комнате.

   — Теперь догадываюсь,- протянул он. А я сначала подумал — знакомые девчонки балуются. И Борька, и ты, вроде, должны быть на работе?

   — А-а! — Саша уныло махнул рукой и невесело усмехнулся.   — Не пошел.

   — А не боишься, что уволят? Завод — не школа и не училище, насчет этого там строго.

  — Ну и пусть… Надоело все. Каждый день одно и тоже. Не интересно,- Одинцов говорил резко, громко, ему хотелось, чтобы друг поспорил с ним, но Толя неожиданно подхватил его слова:

  — Вот-вот, говорил я тебе — давай махнём в училище, а ты – «нет, хочу настоящим рабочим стать!» А я в училище теперь и горя не знаю, прихожу пару раз в неделю, свои восемьдесят пять рублей, можно сказать, не за что получаю — за красивые глазки! Красота.

   Видя, что Саша нахмурился еще больше, Толя подошел к нему, обнял за плечи, стал успокаивать:

   — Ну,  ладно, уже ничего не изменишь. Пусть все идет как идет, кривая вывезет!

   — Ты так думаешь?- с надеждой повернулся к нему Саша. Он задумался, долго молчал, а потом вдруг предложил:

   — У тебя вечер свободный? Сходим на танцы?

   — Проснулся!- рассмеялся Говоров. — Какие сегодня танцы?

   — Жаль… — Саша медленно отмерял шаги по комнате, хмуря лоб и напряженно смотря себе под ноги.

   — Что это ни с того, ни с сего тебя вдруг потянуло гулять? — удивленно смотрел на него Говоров. Как я помню, раньше ты не горел таким желанием. Хотя помнишь, как мы чудили в десятом классе? А как выпустились, будто отрезало. Зови тебя в клуб, не зови, бесполезно — закроешься со своим портретом, как за семью печатями и даже телефон отключишь. Или бежишь к Наташке, принцессе заморской.

   — Иди ты… — внезапно рассердился Одинцов. — Я к тебе, как к человеку, а ты…

   Толя торопливо воскликнул:

   — Ладно, ладно, не буду. Сейчас придумаем что-нибудь. Значит так: вечером приоденься и приходи ко мне. Буду приобщать тебя к «большому свету». Сходим в одно местечко — уже давно туда приглашали.

   — А удобно будет?

   — Удобно, удобно. Там все свои. Девочки что надо, поэтому не волнуйся, дело будет в шляпе. Ясненько? —    Говоров подмигнул Саше, его губы расползлись в улыбке.

   Саша хотел что-то возразить, но потом безразлично махнул рукой и согласился:

   — Хорошо, я приду.

   За окном который день кружила метель, завывала в голых ветвях деревьев, наводила тоску и отчаяние.

===============================

  Читайте продолжение, части:  20,    21,    22,    23,    24,    25,    26,    27,    28,    29,   30,   31,   32,   33.

Понравилась статья? Подпишитесь на регулярные обновления сайта — и новые публикации будут приходить прямо на ваш электронный почтовый ящик. Введите ваш e-mai и нажмите на кнопку «Подписаться!:

А что вы думаете об этом, пишите, советуйте, спрашивайте (leave a reply):

© 2017 shikur.ru.
Рейтинг@Mail.ru